1 из 10

Исторический калейдоскоп

ЭТОТ МЕСЯЦ В ИСТОРИИ

БиБ1812


Гроза двенадцатого года
Настала — кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский бог?

подробнее...

ЭТОТ МЕСЯЦ В ИСТОРИИ

75 лет тому

1942 г.


29 июля 1942 года для награждения командного состава Красной Армии учреждены ордена Александра НЕВСКОГО, СУВОРОВА и КУТУЗОВА!

подробнее...

ЭТОТ МЕСЯЦ В ИСТОРИИ

РождественскийР


А нам смешны
пророки
неуклюжие.

Ведь им ответить сможем мы сполна.

В любом из нас клокочет революция

Единственная.
Верная.
Одна.

подробнее...

ЭТОТ МЕСЯЦ В ИСТОРИИ


Пионерии - 95!

подробнее...

ЭТОТ МЕСЯЦ В ИСТОРИИ


Кто с мечом к нам прийдёт, от меча и погибнет!

подробнее...

ЭТОТ МЕСЯЦ В ИСТОРИИ


Позывной "Чайка"!

подробнее...

ЭТОТ МЕСЯЦ В ИСТОРИИ


"Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой..."

подробнее...

ЭТОТ МЕСЯЦ В ИСТОРИИ

ПОМНИМ, ГОРДИМСЯ!


110 лет тому
родился основоположник практической космонавтики, главный конструктор первых ракет-носителей, дважды Герой Социалистического Труда Сергей Павлович Королёв.

подробнее...

ЭТОТ МЕСЯЦ В ИСТОРИИ

75 лет тому

Moscaw1941


5 декабря 1941 года началось контрнаступление Красной Армии под Москвой

подробнее...

ЭТОТ МЕСЯЦ В ИСТОРИИ

75 лет тому


Moscaw1941


5 декабря 1941 года началось контрнаступление Красной Армии под Москвой

подробнее...

ЭТОТ МЕСЯЦ В ИСТОРИИ

31.08.2017

БиБ1812

"Гроза двенадцатого года
Настала — кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский бог?"

(А.С. Пушкин, "Евгений Онегин")

С самого начала вторжения французских войск в пределы России главной задачей Наполеон считал разгром русских войск в генеральном сражении, не позволяя при этом 1-й русской армии под командованием Барклая-де Толли и 2-й под командованием Багратиона объединиться. Однако искусно маневрируя, русские армии смогли не только избежать генерального сражения в невыгодных для себя условиях, но и сумели в ряде ожесточённых боёв нанести противнику сильный урон в живой силе. При этом обе армии отступили в полном порядке.

Схема из Атласа карт и схем по русской военной истории под редакцией Бескровного Л.Г.
(Учебное пособие Краснознамённой ордена Ленина и ордена Суворова I-й степени военной академии Красной Армии имени М.В. Фрунзе, 1946 год).

К вечеру 16 августа 1812 года 1-я и 2-я русские армии подошли к Смоленску. Началось Смоленское оборонительное сражение русской армии с французами. Войска Нея и Груши попытались захватить Смоленск с ходу, но части 7-го русского корпуса отбили атаки, что позволило осуществить отвод главных сил русской армии. На следующий день 7-й корпус сменен 6-м корпусом Д.С. Дорохова и 3-й дивизией П.П. Коновницына. Сражение разгорелось с новой силой. В ночь на 18 августа русские войска и тысячи смолян оставили город. В сражении у стен города французы потеряли около 20 тыс. чел., русские – вдвое меньше.

Схема из Атласа карт и схем по русской военной истории под редакцией Бескровного Л.Г.
(Учебное пособие Краснознамённой ордена Ленина и ордена Суворова I-й степени военной академии Красной Армии имени М.В. Фрунзе, 1946 год).

А вот как описаны эти события в учебнике “Отечественной истории” для народных училищ, изданного в 1893 году:

“Главная русская армия, выставленная против французов, находилась под командою Барклая-де Толли. Этот замечательный полководец, решился действовать против Наполеона так-же, как Пётр I против Карла XII. Избегая решительной битвы с врагом, гораздо сильнейшим, он отступил во внутрь страны и на пути отступления частными схватками затруднял и истощал его.

Замечательны схватки отдельных отрядов под Витебском. Повод к ним был следующий: Сначала русская армия, выставленная против Наполеона, была разделена на две части. Первою командовал Барклай, а второю князь Багратион, сподвижник Суворова в итальянском походе. Но потом было признано необходимым соединиться им вместе. Это соединение должно было последовать под Витебском. Чтобы выиграть время и дождаться здесь Багратиона, Барклай приказал графу Остерману-Толстому с небольшим отрядом задержать французов. Целый день мужественный Остерман выдерживал напор сильнейшего неприятеля. Когда ему донесли, что неприятель всё усиливается, между тем русские полки потерпели большой урон, и при этом спрашивали, что делать, - он хладнокровно отвечал: “ничего не делать; стоять и умирать”. С такой же стойкостью после него удерживали здесь неприятеля Коновницын и Пален. Хотя армии и не успели соединиться под Витебском, но причина этому была другая. Багратион не мог пробиться сквозь густые массы французов и должен был, отражая их, отступить к Смоленску, где наконец и произошло соединение армий. Багратион подчинился Барклаю.

Ещё более замечателен подвиг Неверовского под Красным. Когда армия соединилась, решено было идти на встречу неприятелю, который от Витебска, по видимому, направился прямо к Москве. Между тем на самом деле оказалось, что Наполеон устремился к Смоленску с тем, чтобы овладев им врасплох, зайти русской армии в тыл и отрезать её от Москвы. Хитрый маневр едва не удался. Гарнизона в Смоленске почти не было, а армия наша находилась на более далеком расстоянии от него, нежели французская. На пути к Смоленску передовой отряд французской армии встретился с незначительным (около 7 т.) русским отрядом, которым командовал Неверовский. Зная опасное положение главной армии, Неверовский решился, во что бы то ни стало, задержать неприятеля хоть на несколько часов, дабы таким образом дать время занять войскам Смоленск. Построив свои полки в густые колонны и воодушевив их краткою, но сильною речью, он встретил врагов с мужеством героя, отразил первый натиск и начал отступать медленно, стройно, задерживая их на каждом шагу. По свидетельству самих французов, он отступал как лев. Французы 40 раз пускали в атаку свою кавалерию и всё напрасно. Неверовский отбился и дал возможность отряду Раевского занять Смоленск.

При обороне Смоленска покрыли себя славою Раевский и Дохтуров. Надо заметить, что по занятии Смоленска, опасность для нашей армии ещё не миновала. Барклай, не имея точных сведений о движении французской армии к Смоленску, находился с главными силами далеко отсюда. Наполеон, до прибытия его, мог ещё овладеть городом и таким образом привести в исполнение свой искусный план. Нужно было опять выигрывать время. Известив главнокомандующего о настоящем положении дел, Раевский с небольшим (около 15 т.) отрядом своим решился лучше погибнуть под развалинами Смоленска, нежели уступить его неприятелю. В течение целого дня он с истинно геройским мужеством отражал все нападения французов, которых было здесь до 150 т., и таким образом дал время главной армии пройти к Смоленску.

Но нужно было для безопасного отступления занять московскую дорогу. С этой целью следовало продержать Наполеона под Смоленском ещё несколько времени. Тогда, по распоряжению главнокомандующего, отряд Раевского был сменен отрядом Дохтурова. Этот неустрашимый герой ещё целый день оборонял Смоленск. Наполеон, раздраженный сопротивлением, приказал штурмовать город и ввел в дело значительную часть своей армии. Бомбы градом посыпались в город; во многих местах загорелись дома; страх и отчаяние распространились между смолянами. Но войско стояло непоколебимо на ветхих стенах смоленских и отбило все приступы неприятеля. Главная армия между тем успела выбраться на московскую дорогу. Тогда, по приказу Барклая, Дохтуров ночью вышел из Смоленска, в котором не осталось и пятой части домов.

После многих кровопролитных схваток Наполеон увидел, что война в России не похожа на те войны, которые он вел в западной Европе. Оставляемые жителями города и селения, добровольно сожигаемыя ими жилища, опустошаемыя поля - ясно также говорили ему, что он зашел не в такую страну, которую легко покорить. Под Смоленском Наполеон впервые усомнился в успехе своего дела. Через одного пленного генерала нашего он решился заговорить о мире. Ответа ему не было.

Между тем Барклай неуклонно следовал своему плану и продолжал отступать.

Ещё лет пять до этого, когда Наполеон беспощадно бил австрийцев и пруссаков, он так высказался на этот счёт: “Если бы мне пришлось воевать с Наполеоном, то я избегал бы решительного сражения с ним, а отступал бы до тех пор, пока французы, вместо решительной битвы, нашли бы вторую Полтаву”.

Беспристрастное потомство вполне оценило заслугу Барклая, спасшаго отступлением армию и Россию. Но тогда рассуждали иначе. С самого начала при дворе, в войсках, в народе господствовало общее желание решительной битвы с ненавистным врагом. При таком всеобщем настроении, Барклай должен был хитрить. Несколько раз он останавливался в виду неприятеля, делал распоряжения к битве и, когда все было готово, вдруг приказывал отступить. Никто не мог постигнуть, куда ведет он храбрую русскую армию, жаждавшую боя, и для чего бережет ее. В народе и в войскестали даже подозревать его в измене. После потери Смоленска войска перестали даже приветствовать его криком “ура!””.

Подбор материалов для статьи: Николенко Г.А.